В редакционную коллегию входит Илья Егоров,известный в России и СНГ терапевт и кардиоревматолог, доктор медицинских наук, профессор ИППК, постоянный эксперт программы «О самом главном»

Архив выпусков



Космическое здоровье

Часто можно услышать высказывания «давление как у космонавта», «здоров как космонавт». О том, как становятся космонавтами, чем они занимаются и какие нагрузки им приходится выдерживать на Земле и в космосе, «Личный врач» попросил рассказать самарского космонавта Олега Кононенко. Встреча с ним проходила в Центре подготовки космонавтов в Звездном городке.

kononenko

Досье

Олег Кононенко - космонавт-испытатель ракетно-космической корпорации «Энергия» имени С.П. Королева. Окончил Харьковский авиационный институт. Десять лет проработал в Самарском центральном специализированном конструкторском бюро, ныне входящем в состав ракетно-космического центра «ЦСКБ-Прогресс». Впервые в истории отечественной космонавтики был принят в отряд космонавтов от предприятия. С 8 апреля по 24 октября 2008 года выполнял космический полет бортинженером космического корабля «Союз ТМА-12» и 17 основной экспедиции на МКС. Продолжительность полета составила 198 суток 16 час. 19 мин. 48 сек. Совершил два выхода в открытый космос - время работы 12 час. 15 мин. 48 сек. Награжден медалью «Золотая Звезда» Героя Российской Федерации и знаком «Летчик-космонавт РФ».

Через тернии - к звездам

Олег Кононенко прошел долгий и напряженный путь к осуществлению еще детской мечты - стать космонавтом.

- Я родился с мечтой стать космонавтом. В другой профессии себя не видел. Уже в детском саду принял решение! Готовился к этому и в школе, и когда поступил в институт.

В институте Кононенко занимался научной работой, по окончании распределился в Самару, зная, что здесь есть ЦСКБ. Но откуда было знать вчерашнему выпускнику, особенно в условиях царившей тогда секретности, что здесь нет отряда космонавтов. Несколько лет он добросовестно занимался общесистемными проектно-расчетными работами, разработкой различной документации, но о своей мечте всегда помнил.

kos1

Однажды все-таки решился пойти к главному конструктору Дмитрию Козлову и рассказать об этом. Тот поначалу без энтузиазма воспринял слова Олега, но потом Козлов и его заместитель Александр Солдатенков оказали неоценимую помощь будущему космонавту.

После длительной переписки он оказался в ИМБП (институте медико-биологических проблем). Клинические анализы всех удовлетворили, но когда дело дошло до нагрузок, выяснилось, что у него слабая вестибулярная устойчивость. Но и здесь Олег не сдался.

«Неужели тебе так хочется насиловать свой организм?» - спросил во время очередной встречи Козлов. «Хочу быть космонавтом», - твердо ответил Олег.

kos2

Дмитрий Козлов договорился о встрече с выдающимся ученым-оториноларингологом Игорем Солдатовым. За два дня Олега полностью обследовали. Вестибулярный аппарат оказался в норме для Земли, для космоса его надо было тренировать. Кононенко стал заниматься в одной из воинских частей на специальном тренажере.

kos3

Через какое-то время главная медицинская комиссия ИМБП дала заключение по здоровью - «годен». Кононенко был зачислен в отряд космонавтов от ЦСКБ.

Дорога в космос

Дорога в космос оказалась, как, впрочем, практически у всех космонавтов, долгой. Олег был дублером, его включали в основной состав экспедиции. Готовился к полетам так же основательно, как и привык выполнять любое дело в своей жизни. В ЦПК это была и инженерно-космическая подготовка, и тренировки, связанные с перегрузками, тренировки на выживание - на земле и в море. Были выезды за границу в космические агентства стран - участниц проекта Международной космической станции для знакомства с оборудованием в сегментах этих стран, совместные тренировки с иностранцами - будущими членами экипажа, с которыми предстояла совместная работа.

JUL068_resize1021_resize1

В самом начале была и сурдокамера, которая еще со времен Гагарина считается серьезным испытанием для тех, кто хочет стать космонавтом.

- Сурдокамера для меня ничего особенного не представляла: три дня проводишь без сна, при этом необходимо выполнять какую-то работу, проходишь психологические тесты, решаешь математические задачи... Все это время извне наблюдают за всеми действиями, измеряют параметры давления, пульс и т.д., в том числе контролируется работа головного мозга. Определяется пограничное состояние - при такой нагрузке могут быть выявлены какие-то патологии.

Когда Олегу задают вопрос о здоровье, он искренне удивляется. Понятное дело, что нездоровым космонавт просто не может быть. Главный критерий - здоровье. В первый отряд космонавтов взяли только 20 человек из 3 тысяч. Сейчас отбор еще более жесткий, причем учитывается и психологическое здоровье, психологическая устойчивость.

- Каждый знает себя, свои возможности - это уже профессиональное отношение к здоровью. Знают их и врачи, которые, зная программу предстоящего полета, понимают, как необходимо провести процесс подготовки. Готовят для каждого индивидуальную программу, - говорит Олег Кононенко. - Например, если предполагаются выходы в открытый космос, значит, включают больше силовых упражнений, в первую очередь на руки, на выносливость. Во время выходов в открытый космос на каждую руку давит почти 20 килограммов, а там надо еще и работать.

317_resize1

Долгожданный старт

Кононенко легко адаптировался на станции, к невесомости. Так долго ждал этого полета, что сразу же занялся работой на орбите, наслаждался самим полетом. Хватало и общения.

Космонавт из Кореи Сойон Йи, которая была в одном экипаже с Олегом, пробыла на станции 10 дней, потом причаливали космические челноки с другими членами экипажа. Партнеры по МКС живут по определенным правилам, выбирают язык общения, используемую связь, правила совместного общежития. Полгода Олег работал бок о бок с Сергеем Волковым.

- Научная программа была обширной, интересной, - вспоминает Кононенко. - Вместе с Сергеем мы провели более 470 сеансов по почти 50 экспериментам, связанным с космическими технологиями, материаловедением, геофизическими исследованиями, медико-биологическими проблемами, исследованием природных ресурсов и экологическим мониторингом. Нам удалось сделать фотографии всех стадий развития тропического урагана «Айк», возникшего в Атлантическом океане. Из-за урагана тогда была на неделю прервана работа в ЦУПе в Хьюстоне. Сфотографировали извержение вулкана Чайтен на юге Чилийских Анд. При полете над ним возникло ощущение, что клубы пепла и пара дошли прямо до станции...

Кстати, в космосе нет врачей и «Скорой помощи». Если что-то случается со здоровьем, есть аптечки со всем необходимым, первую помощь друг другу могут оказать сами космонавты. И медицинские эксперименты выполняли с интересом. Например, во время проведения эксперимента «Профилактика» определяли эффективность упражнений, помогающих сохранять физическую работоспособность во время полета. Каждый эксперимент - тест: локомоторный (на бегущей дорожке), велоэргометрический (на велоэргометре) и силовой. Кардиопоказатели и метаболизм оценивали специалисты на Земле.

kos4

Один из самых простых экспериментов - «Сонокард». Вставляется прибор в кармашек футболки и... можно ложиться спать. Во время сна прибор регистрирует сердечные сокращения, дыхание и т.д.

 - Обычно на велотренажере на станции набираем скорость 15 километров в час. К концу экспедиции нам снизили скорость до 12 километров, - продолжает Олег. - В любом случае разогнать дорожку даже до такой скорости в условиях невесомости и удерживать ее в течение 3-5 минут непросто. Вообще же в космосе тренировки идут по четко еще на Земле отработанной цифрограмме, которую заранее составляют медики.

О еде в космосе

В фойе одного из корпусов ЦПК в небольшом киоске выставлены разные сувениры, а также наборы с едой. Тюбиков практически нет. Есть брикеты, консервные банки. Есть хлеб «Бородинский», ржано-пшеничный, сдобный, коврижка медовая, сок вишнево-яблочный, мармелад, крекеры, соус томатно-овощной. Супы, мясо цыплят в белом соусе, пюре картофельное, творог с облепиховым кремом и многое другое. Но при всем кажущемся разнообразии употреблять в еду практически одно и то же во время длительного полета надоедает. Поэтому обитатели стации часто меняются своими съестными припасами: каждая страна космическую еду готовит по-разному, и ассортимент тоже различается.

Приземление

kononenko1Это не самый приятный момент во время работы: сильные перегрузки, привыкание к земному притяжению.

- Система восстановления организма происходит у нас, например, и у американцев по-разному. Но и там и здесь считается, что сколько ты был на орбите, столько времени необходимо организму для восстановления, - рассказывает Кононенко. - Может быть так: организм в целом восстановился, а какой-то отдельный орган, например печень, нет. Когда я вернулся, врачи меня восстановили хорошо, огромное им спасибо. Вот Сойон Йи уехала в Корею сразу после сложного приземления, а зря. Надо было реабилитироваться именно у нас. У наших врачей большой опыт.

После двух недель полетно-реабилитационого времени Кононенко поехал с отчетом за границу для разбора полета в странах-участницах нашей экспедиции. Потом был государственный тридцатидневный отдых в санатории, а потом уже отпуск с семьей в Кисловодске. Затем вышел на работу в РКК «Энергию», в составе которой он находится в отряде космонавтов.

Опять в космос

Сегодня Кононенко опять готовится к полету на МКС. Он вновь и вновь сдает экзамены по теории и практике на специальных тренажерах, которые создают реальную обстановку старта, сближения космического корабля со станцией, стыковки, работы на самой станции и дальнейшего приземления. Бывает на тренировках в других космических агентствах.

Кстати, в ЦПК есть прекрасный зал для занятий физкультурой, куда любой может прийти и поработать на тренажерах, поплавать в бассейне. Официальные же занятия четыре раза в неделю по два часа. Кононенко любит играть в теннис и волейбол, бегать по лесу, а когда дети Андрей и Алиса катаются на роликах - бежать рядом с ними, хотя скорость они набирают приличную.

За здоровьем космонавтов следят постоянно: раз в три месяца проводится углубленное медицинское обследование: сдача анализов, кардиограмм и т.д., осмотр у специалистов. Раз в год - врачебная экспертная медицинская комиссия с более углубленными проверками организма.

Гидролаборатория

Во время встречи с Кононенко в Центре подготовки космонавтов в Звездном городке нам удалось побывать на уникальной тренировке в гидролаборатории - особом бассейне, куда Кононенко опускался в специальном скафандре на глубину 12 метров к предварительно спущенной под воду рабочей части российского модуля МКС.

673_resize1

Здесь создается давление, равное тому, которое человек получает при выходе в открытый космос. Вокруг тренирующихся космонавтов всегда несколько водолазов, которые поднимают и опускают их, следят за подачей воздуха.

- Подготовка космонавтов в условиях гидросреды - задача непростая. Здесь присутствует положение безразличного равновесия, нулевой плавучести. А вот нагрузки соответствуют космическим, - говорит начальник отдела подготовки организма космонавтов к факторам космического полета Александр Краснов. - Вода есть вода. Она обладает большой теплоемкостью, организм человека быстро охлаждается. Космонавты под скафандр надевают специальные костюмы водяного охлаждения. В большей степени переохлаждению, нарушению сердечно-сосудистой деятельности подвержены водолазы, которые уходят на большую глубину под избыточным давлением. Представьте себе человека, который погрузился в воду на глубину всего лишь метр. Если ему дать трубку и предложить вздохнуть через нее, он не вдохнет - силы мышц грудной клетки не хватит. Когда давит большой столб воды, повышается внутрилегочное, внутриартериальное давление, давление в малом круге, потом все переходит на большой круг.

JUL_8595_resize1

Во время тренировки водолазы, кстати, постоянно менялись, а вот тренировка космонавтов может продолжаться до шести часов.

В середине сентября Кононенко и Волков отправятся на Байконур, где продолжат тренировки в качестве дублеров. Следующей весной Кононенко будет опять дублером, а вот в ноябре 2011 года полетит на МКС командиром корабля, а на самой станции станет командиром МКС.

Юлия Рубцова