Чтобы овладеть речью, нужно овладеть собой

kupalnikЭто история о том, как я, человек, который заикается последние 20 лет, решил вылечиться от этого заболевания, и о том, как с ним жил.

Дмитрий СПИРИН

Заикание сопровождало меня практически всю сознательную жизнь. Появилось оно еще в раннем детстве – лет в пять. Версий о том, из-за чего я начал заикаться, было несколько. Но наиболее правдоподобна, на мой взгляд, одна: по словам близких, я чего-то испугался в больнице. С тех пор и заикаюсь. Что уж там было такого страшного, не знаю – но людей в белых халатах, вне зависимости от того, врачи они или нет, все же опасался довольно длительное время. Первые два школьных года я учился в специальном учреждении – по сути, это была школа-интернат, где обычная общеобразовательная программа сопровождалась занятиями на исправление дефектов речи. Когда я перестал заикаться, меня перевели в обычную школу. Но прошел год, и все вернулось на круги своя.

Замкнутый круг

Конечно, заикание сильно повлияло на мою жизнь – на то, что я сделал, а точнее – на то, чего не сделал. На самом деле я нормально общаюсь с более или менее знакомыми людьми. Мне сложно сблизиться с человеком без какого-то посредника, то есть без другого человека – общего знакомого. В общем, в свои 26 я решил попробовать избавиться от этого невеселого «спутника» жизни. О том, как проходило мое лечение, я и хочу рассказать. В течение месяца я ходил на занятия с логопедом, психотерапевтом и прочими специалистами и в течение всего этого времени вел дневник. Первой записью в нем стало сочинение на тему «Мое заикание». Полностью его приводить не буду – лишь некоторые моменты: «Я не раз осознавал, какой огромный след заикание оставило в моей жизни, в моей психике. И с каждым годом этот след представляется мне все больше и больше. Тем не менее, у меня никогда не было стойкого и сколь-либо длительного желания избавиться от заикания. Видимо, дело в том, что меня, по большей части, окружали весьма тактичные люди. За всю свою жизнь я помню всего один случай раздраженного замечания в адрес моего дефекта. Некоторые девушки даже говорили, что мне это идет и является своеобразной изюминкой. Однако если осознать весь вред, который принесло моему душевному состоянию это заболевание, можно с уверенностью сказать, что я совсем не тот человек, каким мог бы стать. Все эти годы у меня прямо перед глазами находился корень моей робости, застенчивости, нерешительности и причина заниженной самооценки, но я предпочитал его не замечать. Ведь для борьбы с ним пришлось бы разрушить текущий порядок вещей, чему, в свою очередь, препятствует моя нерешительность. Получается замкнутый круг».

Запинки – лишь вершина айсберга

Есть два вида заикающихся людей – одни к заиканиям относятся очень просто и легко. Второй тип – это люди, которые по этому поводу переживают. Я отношусь ко второму типу.Эта особенность заставляла меня прибегать к различным уловкам, хитростям. Поясню. Ум заикающегося человека обрабатывает мысль заранее и оформляет ее в слова. Прежде чем начать говорить, я продумываю, как это сделать лучше. То есть мозг заранее вычисляет сложные слова, может заменить их на синонимы, вставить слова-паразиты. Например, перед сложным словом мозг автоматически вставляет простое или гласную. Я долго считал эти особенности своей индивидуальной находкой. Но когда обратился к специалистам, понял: так делают все люди, страдающие этим заболеванием. Причем помимо тех приемов, что использую я, есть множество других. И врачам, работающим с нами, все эти уловки хорошо известны. На самом деле заикающийся человек начинает заикаться еще до разговора. Он озабочен не тем, что надо просто сказать фразу, а тем, что надо сказать ее не хуже других, как это уже бывало раньше. То есть человек заранее готовится к неудаче, из-за чего начинает нервничать еще больше. И, как следствие, больше заикаться. Хотя у меня бывает и так, что все происходит наоборот.Если я встречаюсь с незнакомым человеком и вынужден с ним разговаривать, то могу говорить без запинок. В процессе общения мы узнаем друг друга лучше, я начинаю чувствовать некую безопасность и… начинаю заикаться. То есть в общении с близкими и родными я иногда могу заикаться больше, чем с незнакомыми людьми. На первом же занятии мы попытались понять, что есть заикание. Оно описывается как айсберг. Люди видят лишь малую его часть – ту, что находится над линией воды. Это те самые злосчастные запинки. Но все мы знаем, что основная часть айсберга скрыта от человеческих глаз. Именно там находятся корни и следствия запинок. И их, к сожалению, предостаточно. Ведь человек, который заикается, все время живет в напряжении. На занятиях мы делали специальные упражнения на расслабление. Кроме того, успокаивает и то, что ты находишься в кругу людей, которые имеют схожие проблемы. В общем, именно там я реально прочувствовал разницу между моим обычным состоянием и состоянием человека, который может говорить без проблем и напрягов.

Не копи свои обиды про запас

Так вот в нижней, невидимой, но самой обширной части айсберга располагаются свойственные почти всем «заикам» обидчивость, неуверенность в себе. Зачастую из-за того, что нервничаешь, очень много внимания уделяешь мнению других людей о себе. По себе знаю: постоянно боишься, что тебя не так воспримут, не так поймут. В итоге предпочитаешь меньше говорить, а в незнакомой компании вообще помалкивать. Да, мы отличные слушатели, но не очень-то разговорчивы. Более того, из-за всего этого стараешься во время разговора не смотреть человеку в глаза. Если мне нужно разговаривать с человеком незнакомым или малознакомым, то взгляд в глаза – это сложно. Даже смотреть на человека сложно Я разговариваю, глядя в потолок, в сторону. Вообще в нижней части айсберга скрыто столько всего! Здоровым людям сложно поверить, что заикание может спровоцировать столько проблем, развить столько комплексов и страхов, однако корни этого заболевания необычайно глубоки. В общем, проанализировав все это, я понял, что избавление от заикания, вернее, от всех его следствий, станет очень мощным толчком к изменению моей жизни. То есть важно даже не избавление от собственно запинок, а иное ощущение себя. Сложность лечения заключается и в том, чтобы начать себя вести как здоровый уверенный человек. Вместо таблеток тут используется вера в себя, что, к сожалению, не всем под силу.

Лечение улицей

В нем можно выделить несколько аспектов. Немаловажное значение играет, конечно, логопедический – это тренировка правильного дыхания, правильного построения фразы. Поясню: в случае нормальной речи фраза состоит не из слов, а из слогов, то есть фраза проговаривается полностью, а слоги перетекают один в другой. У заикающегося этот механизм нарушен. Мы разговариваем словами. Для вас фраза – это фраза, а для заикающегося человека – это набор неких испытаний, каждое из которых нужно преодолеть. Фраза для меня не есть что-то цельное – я заранее обрабатываю мысль и «рублю» ее на слова. Именно из-за этого предварительного анализа реплики получаются отрывистыми. Плюс ускоренный темп речи. Заикающийся человек хочет говорить быстро – он думает, что он говорит медленнее и хуже, чем остальные, поэтому торопится. В общем, логопедия для меня была довольно проста – и правильное дыхание, и медленная плавная речь, и наука «открывания рта» в нужное время. Как выяснилось, если на первой гласной открыть рот, все пойдет значительно лучше. Ведь запинки чаще всего появляются на первой фразе. В какой-то момент мне даже стало скучно: в занятиях было много повторений, чтобы навыки отложились на подсознательном уровне. Это требуется для того, чтобы в какой-нибудь экстремальной ситуации полученные речевые навыки не уступили бы место прежним привычкам. Но далеко не все мне удалось сделать. Гораздо сложнее логопедических основ для меня стали так называемые функциональные тренировки. Некоторые даже оказались невыполнимы, но не физически, а, скорее, психологически. Самым сложным является преодоление страха перед общением с незнакомыми людьми. А суть этих тренировок заключалась в том, чтобы, например, идти на улицу и разговаривать с прохожими. Так мы должны были преодолеть свой страх перед общением. На первой тренировке я должен был пойти на улицу и общаться с людьми записками – узнавать, как пройти куда-то. В общем, это было не очень-то сложно, а местами даже забавно. Особенно когда один цыганенок, который, как выяснилось, не умел читать, решил, что я собираюсь подарить ему блокнот. Сложнее было после. Я проводил соцопрос о том, как люди относятся к заиканию. Выяснилось, что большинство – довольно спокойно и нейтрально. Только один человек признался, что его напрягает такая речь. В этот момент я порадовался, что в разговоре с ним ни разу не заикнулся.

Стихи как испытание

Еще одним аспектом лечения, который для меня оказался сложным в психологическом плане, была лечебная речь. Это такой тип речи, когда говорить надо очень медленно. Чисто физически я научился этому, но заставить себя так общаться с людьми не смог – уж слишком некомфортно, неудобно это для меня было. Получается, что я так и не преодолел себя. Я с этим ни капли не спорю – когда я понял, что нужно делать, то осознал: к некоторым моментам я реально не готов. Было испытание, которое я так и не заставил себя сделать. Нужно было пойти на остановку и рассказать стихотворение на лечебной речи. Не перешагнул через свои страхи… В последний день, когда окончился курс, мы шли домой с моей коллегой по несчастью, и вдруг она заявила: «Дима, идем на остановку, ты должен рассказать стихотворение!» И даже здесь я отказался – видимо, самый главный страх показаться не таким, как все, неправильным, странным, так и остался со мной. Но зато я, по крайней мере, его полностью осознал и думаю, что найду силы от него избавиться. Ведь в сущности это такие глупости – забивать себе голову мнениями и оценками совершенно незнакомых и неважных людей. Пройти курс лечения стоило хотя бы для осознания того, сколько в голове ненужных, мешающих комфортно жить мыслей. Еще одним интересным заданием было недельное молчание. Многое понял за это время – в частности, осознал, как прекрасно говорить.

Когда рухнет плотина

Я понял, что для меня главное - не заикание преодолеть, а просто перестать так тяжело относиться к общению. Как к испытанию. И я, безусловно, стал гораздо проще относиться ко многим вещам, связанным с моим заиканием. Я усвоил много важного, стал относиться проще к мнению других людей и к своей проблеме. Но она осталась со мной. В этом я не виню врачей – как я уже сказал, я сделал далеко не все, что нужно было. Однако для меня сейчас и это – серьезный шаг вперед. В последний день мы услышали, что наше лечение только начинается. Ведь заикание – это хроническая болезнь. То есть ты не можешь его вылечить – ты можешь взять его под контроль. Поэтому нужно определить для себя, что самое сложное, и делать это. Чтобы преодолеть свой страх, нужно идти туда, где страшно. Так что впереди еще много работы над собой…Как я уже писал в своем дневнике: «Сейчас мое заикание представляется мне плотиной. Плотиной, за которой находится множество не пережитых мной фрагментов моей собственной жизни: несделанные дела, нереализованные возможности, непережитые чувства и много-много-много несказанных слов. А тут, по эту сторону, слишком много молчания и пустоты. И я верю, что скоро эта плотина рухнет. Надеюсь, что не захлебнусь от счастья».

Мнение эксперта

Екатерина ШВЫРИНА, заведующая логопедическим отделением, в котором проходило лечение:

- Заикание – это сложное заболевание, которое вызывается не одной, а множеством причин. И точного патогенеза развития этого заболевания пока еще не найдено. Воздействуем мы на все возможные причины, которые могут способствовать возникновению заикания. Мы работаем по методике профессора Лилии Зиновьевны Андроновой-Арутюнян. Именно она открыла этот центр, занималась обучением логопедов. С нашими пациентами работает врач, который использует лечение медикаментами, если имеется некая органическая предрасположенность к заиканию с детства. Также с пациентами работает психотерапевт. Ведь в возникновении заикания и поддержании его часто большую роль играют психологические проблемы. Главное – понимать: это не пассивный способ лечения. Это большая работа самого пациента. Многое зависит от того, насколько правильно он выполняет эту работу.

Факт

Ключевым моментом метода профессора Лилии Андроновой-Арутюнян является синхронизация речи с движениями пальцев рук. Рука не отвлекает человека от акта речи, а своими последовательно организованными движениями запускает речь, устраняя спазматические задержки, определяет темп, ритм речи и даже помогает восстановить нарушенную у заикающихся интонацию. Благодаря руке новая речь становится как бы источником спокойствия.Работа начинается с режима молчания (до 4 дней). Это время необходимо для обучения новым речевым навыкам. С помощью руки ученики уже через несколько занятий начинают говорить без заикания, но темп речи пока медленный. До лечения заикания многих пугает медленный темп речи на начальном этапе, но, научившись правильно говорить с рукой, ученики воспринимают его уже не как наказание, а как награду.Речь быстро выходит из логопедического кабинета. Начинаются тренировки нового речевого навыка в условиях реального общения. Эти речевые тренировки занимают важное место в преодолении заикания.

Мнение экспертаОльга ДОЛГОДВОРОВА, логопед:

- Логопеды всегда говорят: «заикание нельзя вылечить, от заикания можно вылечиться». Если человек приходит, чтобы просто попробовать, то это должного эффекта не даст. Дима осознанно и с рабочей мотивацией подошел к лечению заикания, но всю информацию, которую он получал, он перемалывал через жернова своего сознания. В итоге на выходе получалось нечто иное, чем если бы он просто выполнял задания. Да, что-то было делать страшно, непривычно, неудобно. В итоге он принял, понял и сделал 20-30 % того, что мог бы сделать. Безусловно, вылечиться хотят все, кто пришел в клинику, но преодолевать психологические сложности готовы далеко не все. Хочу отметить, что критерий излечения от заикания не только в исчезновении запинок – это не самое главное. Главное – увеличить речевую активность, научиться управлять собой и своей речью, понять, что над собой надо работать, даже если изменений немного. Конечно, сложно за месяц перекроить себя полностью. Но человек должен чувствовать себя вылечившимся. Излечиться – значит перейти на мышление здорового человека, когда заикание не влияет на его жизнь и его восприятие мира. Всегда надо помнить: лечение от заикания – это работа на всю жизнь. Выносы-цитаты из дневника

- Молчать тяжело. Причем не с людьми, а с самим собой.

- Поймал себя на мысли, что впервые за много лет уже несколько дней не заикаюсь (хотя бы потому, что молчу). Уже из-за этого стоит попробовать режим молчания. В целом я доволен тем, что со мной происходит. Интересно, что будет дальше.

- Функциональные тренировки очень сложны для меня. Еще до лечения, после консультации, я был очень воодушевлен и представлял, как перешагну через свои страхи и комплексы, узнаю, что способен на большее, чем мог и делал до сих пор. Но чем ближе я к реальным испытаниям – тем страшнее.

- Функциональная тренировка – разговоры с прохожими на лечебной речи. Это определенно труднее, чем с записками. Я опросил немного людей. Кажется, половина из них сочли меня наркоманом. Многие отворачивались и уходили. Кто-то просто игнорировал. Можно сделать вывод, что почти все люди боятся других людей.

- Я прихожу к выводу, что мое заикание основано в большей степени на психологических проблемах, нежели на речевых. Когда я смогу чувствовать себя с людьми легко – тогда смогу нормально разговаривать. В общем, чтобы овладеть речью, нужно овладеть собой. Разговаривать на лечебной речи с людьми сложно. Если человек более 20 лет опасался случайно заговорить не как все, то мысль о том, чтобы сделать это намеренно, кажется ему просто невозможной. Эту проблему сложно решить, даже полностью ее осознав.