В редакционную коллегию входит Илья Егоров,известный в России и СНГ терапевт и кардиоревматолог, доктор медицинских наук, профессор ИППК, постоянный эксперт программы «О самом главном»

Архив выпусков



Разговор с врачем-онкологом

Вопреки распространенному мнению, онкологические заболевания – самые излечимые из всех человеческих недугов. Главное – вовремя выявить болезнь и без промедления взяться за ее излечение. По мнению главного онколога Самарской области Владимира Сухарева, сегодня в губернии, благодаря вводу в эксплуатацию нового здания онкодиспансера, есть все необходимое для лечения раковых больных. Но чтобы снизить заболеваемость, необходимо привить людям заботу о собственном здоровье.

- Можно ли считать онкологию «болезнью века»?

- С одной стороны, да. Ведь смертность от онкологических заболеваний стоит на втором месте после смерти от сердечно-сосудистой патологии. С другой стороны, президент академии медицинских наук Михаил Иванович Давыдов несколько лет назад сказал, что онкологические заболевания – самые излечиваемые болезни среди всех хронических заболеваний. Странно слышать? Но если вдуматься, в области под наблюдением онкологов по 5, 10, 15 и более лет находятся свыше 64 тысяч человек, бывших или до сих пор страдающих онкологическими заболеваниями. Каждый 55-й житель нашей губернии прошел через онкологический недуг. Если рак выявляется на начальной стадии, когда человек практически не чувствует свою болезнь (а это первая, максимум, вторая стадия), то на таких этапах, применяя современные методы лечения, человек имеет в 90-95% случаев шанс на выздоровление. Эти люди среди нас, они работают, радуются жизни. Но если человек уже ощущает симптомы недуга, это говорит о том, что болезнь перешла ту грань, когда только операция уже не помогает. Нужна химиотерапия или лучевая терапия. Но даже эта категория больных при определенных локализациях продолжает жить в 60% случаев. Наша задача - при любой стадии болезни сделать все возможное, чтобы спасти пациента, продлить его жизнь.

- В чем заключается главная проблема в борьбе с раком?

- Сегодня в нашем распоряжении самое современное здание, оснащенное аппаратурой последнего поколения. У нас есть практически все, чтобы лечить любую локализацию рака на современном уровне. Нам нужно сконцентрироваться на профилактике рака. А это в том числе и выявление предраковых заболеваний. Например, эрозии шейки матки. Если ее не лечить, не исключено, что процесс станет злокачественным. Таких пациенток нужно своевременно выявлять, лечить и наблюдать. Профилактика – это не только выявление предраковых болезней, но и выявление рака на ранних стадиях.

- Что мешает правильно организовать профилактику?

- Наша суматоха в поликлиниках не позволяет выявлять рак активно. В советское время действовала неплохая система активного выявления онкологических заболеваний - это смотровые кабинеты. В таких кабинетах принимает обученная акушерка или медсестра, которая знает все признаки рака наружных локализаций. Сложно выявить рак желудка или легкого – это общемировая проблема, а рак кожи, меланому, рак молочной и щитовидной желез – вполне возможно. Ведь для осмотра не требуется аппаратуры.

- А сами люди? Какова их позиция, на ваш взгляд?

- В большинстве случаев она непонятна. Например, при раке кожи человек сам видит изменения на кожных покровах, но чего-то ждет. Иногда попадают пациенты с огромными язвами на лице, до 5-6 см в диаметре. Что мешает прийти в поликлинику? В советские времена людей заставляли заниматься своим здоровьем. Сегодня же получается: мы имеем современное здание онкоцентра, высокий уровень профессионализма врачей, а больные приходят к нам на 3-4 стадии. Таким образом, чтобы решить проблему, в раннем выявлении нужно задействовать врачей всех специальностей.

- Существуют ли мужские смотровые кабинеты?

- Да, но «загнать» туда мужчин сложно. Сейчас во всем мире страшными темпами растет заболеваемость раком предстательной железы. Беда в том, что на ранних стадиях пациент не чувствует или связывает это с возрастными изменениями – гипертрофией, аденомой. Но что стоит сдать кровь на антиген – ПСА и, если есть отклонение от нормы, обследоваться? Мы пытаемся привить населению истину, чтобы мужчина после 45 лет раз в год обязательно сдавал такой анализ. Надо чаще повторять, что наше здоровье – в наших руках.

- Сыграл ли свою положительную роль в профилактике нацпроект «Здоровье»?

- Безусловно. Он «вынуждает» врачей заниматься профилактикой. Создается контингент с различными заболеваниями, который требует повышенного внимания. Это общегосударственная задача.

- Какую роль в развитии онкологических заболеваний играют вредные привычки?

- Недаром злокачественные заболевания признаны социальными болезнями наряду с алкоголизмом и туберкулезом. А борьба с раком - в основном задача общества. Вопреки расхожему мнению, давно доказано, что курильщики со стажем являются группой риска не только по раку легкого. Злокачественные процессы у тех, кто не может распрощаться с сигаретой, с годами могут развиваться в полости рта, гортани и даже мочевого пузыря. То есть, по всему пути перемещения никотина и смол в организме. То же самое касается любителей выпить. У алкоголиков раковые опухоли часто поражают органы-мишени (органы, куда попадает яд). Еще одна проблема – малоподвижный образ жизни. И здесь выявлена зависимость локализации опухолевых процессов. Например, человек, который неправильно питается и мало двигается, входит в группу риска по раку толстой кишки. Список можно продолжить и проводить аналогии с тем, что мы едим, пьем, чем дышим. Поверьте, все это отражается на организме.

- А экологическая обстановка может стать причиной возникновения опухолей?

- К сожалению, да. Недаром самая высокая заболеваемость раком в нашей губернии регистрируется в населенных пунктах, где особенно развита нефтехимическая промышленность. Учитывая специфику региона, мы попросту окутаны системой трубопроводов, отсюда большое количество больных людей. Судите сами: средняя продолжительность жизни мужчин в Самарской области составляет 56-58 лет. Они даже не доживают до пенсии! Это страшно. Ни в одной цивилизованной стране такого нет.

- Часто можно слышать мнение, что рак помолодел. Это так?

- Это расхожее мнение. Да, мы наблюдаем пациенток с раком яичника даже в 15 лет. Но это далеко не система. Скорее генетическая предрасположенность.

- Кому стоит быть особенно внимательными в отношении онкологии?

- Всем без исключения. Но особенно тем, у кого по женской лини прослеживается рак молочной железы, яичника, шейки матки или толстой кишки. За такими людьми нужно наблюдать особенно внимательно. Да и им самим лучше держать руку «на пульсе». Сегодня применяются различные иммунологические реакции, и по опухолевым маркерам мы можем определить предрасположенность к формированию злокачественных процессов.

- Влияет ли возраст на вероятность излечения?

- Рак – это всеобъемлющее понятие, включающее в себя различные злокачественные новообразования и локализации. Также разнится и степень злокачественности. Но в целом, отмечено, что у пожилых процесс развивается медленнее, а молодые нередко сгорают быстрее. Именно поэтому для трудоспособного населения так важна профилактика.

- Как вести себя сознательной женщине, которая заботится о собственном здоровье?

- Женщина должна знать себя. Ничто не мешает, ложась спать, осмотреть молочные железы, стоя перед зеркалом, затем лежа на спине, на правом боку и на левом. Кроме того, необходимо взять за правило, несмотря ни на что, посещать гинеколога дважды в год. При этом визит в смотровой кабинет никто не отменял.

- Сообщение о болезни – всегда стресс. Всегда ли стоит пациенту знать диагноз?

- В нашей стране врач обязан информировать человека о его болезни, ситуации, перспективах лечения и исцеления от недуга. На мой взгляд, этот поход абсолютно применим, когда речь идет, например, о воспалении легких, гипертонической болезни. Но о том, что у человека рак, прямо сказать сложно. Реакция пациента неоднозначна, вплоть до суицида. Еще сложнее объяснить больному его ситуацию молодому врачу. Все зависит от того, насколько доверяет пациент врачу. С опытом кредит доверия растет. Мы сразу  объясняем, что лечение требует и моральных, и физических сил, и еще - времени. Наши методы «сбивают с ног» на пути к излечению, а задача человека – выстоять и жить дальше. При этом однозначной позиции в подходе к беседе нет, все очень индивидуально. Важно найти контакт с пациентом.

- Как часто больные отказываются лечиться?

- Приблизительно в 10% случаев. Разбиваются семьи, люди уходят в болезнь. Они отказываются слышать, что сегодня развита пластическая хирургия. Особенно это касается женщин, ведь современная медицина часто позволяет сохранить молочную железу.

- Как вести себя близким больного?

- Близкое окружение пациента должно проявлять внимание и понимание. Но и больной не должен погружаться в себя. Например, женщине, столкнувшейся с такой проблемой, несмотря ни на что, после окончания лечения, нужно вернуться к ежедневным хлопотам. -- Насколько важна помощь психолога в процессе реабилитации?

- Конечно, в идеале, она должна быть. Кстати, в некоторых странах психолог присутствует на приемах онколога. Наверное, это правильно. Но все же реабилитация – это широкое понятие. Удаление части органов, особенно проводящих, это для организма утрата части функций, в том числе по выработке необходимых веществ. Важно восстановить баланс. К реабилитации также относятся пластические операции.

- Новый онкодиспансер может охватить все направления онкологии?

- Я не знаю ни одного диспансера в субъектах федерации, который может сравниться с самарским по уровню оснащения лечебной аппаратурой. Раньше в губернии онкоурологические больные лечились в разных медучреждениях. Создать соответствующее узкопрофильное было моей мечтой. В новом онкоцентре в прошлом году мы его все же открыли. Оно рассчитано на 60 коек. А еще мы организовали нейроонкохирургическое и нейроонкоортопедическое отделения.Таким образом, сегодня можно с уверенностью сказать, что Самарский онкоцентр располагает всеми необходимыми приборами и методиками. К примеру, в нашем распоряжении пять линейных электронных ускорителей, которые позволяют максимально уменьшить объем поражения соседних тканей при облучении. Мы осуществляем самую современную топометрию и предлучевую подготовку.

- Специалистов хватает?

- Новая техника порой требует нового идеологического подхода к работе. Не все рентгенологи готовы к работе с компьютерными и магнитно-резонансными томографами. Но у нас работают те, кто способен постоянно учиться, перестраиваться. В течение пяти лет наши специалисты значительно выросли. Почти половина врачей и медсестер имеют высшую квалификационную категорию, у нас около 30 кандидатов медицинских наук, пять докторов медицинских наук. Так что уровень профессионализма уже сейчас достоин уважения. Но мы организуем новые отделения и приглашаем в них специалистов экстра- класса.