В редакционную коллегию входит Илья Егоров,известный в России и СНГ терапевт и кардиоревматолог, доктор медицинских наук, профессор ИППК, постоянный эксперт программы «О самом главном»

Архив выпусков



Елена Полубенцева: Ключ к долголетию хранится в скромных кабинетах участковых врачей

polubencevaЕлена Полубенцева: Ключ к долголетию хранится в скромных кабинетах участковых врачей.

Охрана здоровья граждан, организация правильной и доступной медицинской помощи в нашей стране продолжают оставаться важнейшими приоритетами в работе  органов власти любого уровня.  О  системе, выстроенной в Самарской губернии, и новых механизмах работы «Личный врач» беседовал с заместителем министра здравоохранения и социального развития Самарской области Еленой Игоревной Полубенцевой.

- Прошло полтора года с того момента, как вы приехали в Самарскую область и стали заместителем министра здравоохранения и социального развития. Что поразило вас в губернии?

- Возможно, не все наши читатели знают, что история развития Самарского здравоохранения в постсоветский период очень интересна и хорошо известна в стране. Более 20 лет назад группой организаторов здравоохранения под руководством профессора Р.А. Галкина  были разработаны уникальные и пока не имеющие аналогов медико-экономические технологии, позволяющие активно развивать профилактические направления в медицине. Простая и логичная новая модель организации оказания помощи населению оказалась исключительно эффективной. Это не было копированием зарубежных моделей – там не понимают слова «поликлиника». Это не было попыткой реставрации старой бюджетной системы, это была совершенно новая идея, которую удалось успешно реализовать, несмотря на все трудности 90-х годов, в Самарской области.

Но в 2002 г. по разным причинам, в том числе и не зависящим от руководства области, здравоохранение вернулось к стандартной системе финансовых расчетов, принятой в те годы повсеместно – поликлиники стали получать деньги исключительно по числу посещений пациентами, независимо от результатов лечения, стационарная помощь оплачивалась вне связи с показателями поликлинической работы. Буквально через два года заметно ухудшились показатели профилактической работы, резко возросли вызовы бригад скорой медицинской помощи. В стационары стали повсеместно направляться больные, части из которых можно было оказать помощь в условиях поликлиники.

В итоге, несмотря на серьезные финансовые вложения в отрасль, доступность для населения помощи стала снижаться, множились кабинеты платных услуг, росли очереди в поликлиниках. Часть пациентов просто перестали обращаться к врачам, им оказалось не под силу преодолеть бесконечные препятствия на пути к получению гарантированного Конституцией бесплатного лечения и ежедневно терпеть унижения в очередях у окошек регистратуры и во врачебных кабинетах.

- А как это отразилось на сельских жителях?

- В сельских районах сформировался тяжелый кадровый дефицит. В части центральных районных больниц перестал дежурить по ночам врач, плановые сложные хирургические операции выполнялись при отсутствии соответствующего оснащения, а перевод в областную больницу стал непростым делом, исчез ежедневный мониторинг тяжелых больных в ЦРБ, введенный еще В.Д. Середавиным. Даже серьезный шаг по строительству и организации работы офисов врачей общей практики в селе, несмотря на исключительную правильность и пользу, не смог преодолеть роста смертности населения в ряде районов области, несмотря на улучшение социально-экономических условий жизни людей. Не надо быть крупным экспертом, чтобы догадаться о последствиях – темпы снижения смертности населения в целом заметно снизились. На всероссийских конференциях все чаще стало использоваться прошедшее время при обсуждении достижений самарского здравоохранения. Увеличение финансовых вложений в отрасль не могло значительно улучшить ситуацию, поскольку дефекты в организации медицинских процессов были серьезным препятствием на пути эффективного использования выделяемых денег. Вот на этом этапе мы приняли руководство областным здравоохранением.

- Какие задачи Вы ставили перед собой?

- Первое – необходимо было немедленно наладить доступность бесплатной помощи в поликлиниках, хотя бы пока на уровне участковых врачей-терапевтов и минимума диагностических обследований. К муниципальным поликлиникам были предъявлены жесткие требования по  обеспечению возможности попасть к терапевту в день обращения любому человеку, а при экстренной ситуации – немедленно. В случае острого заболевания мы потребовали исключить очереди на рентгенологическое, лабораторное и функциональное исследование (ЭКГ).  Вместе с департаментами крупных городов разработали методические рекомендации по правилам организации работы поликлиник, стали проверять их выполнение. В Территориальной программе государственных гарантий обеспечения населения бесплатной медицинской помощью, которая принимается Постановлением областного правительства, указали регламент работы поликлиник, максимально допустимое время ожидание исследований, даже вынуждены были установить время работы муниципальных поликлиник, которое, как я уже говорило, было повсеместно сокращено. Сейчас мы видим, что дело медленно, но сдвигается с места. Второе – необходимо было вновь сделать работу по профилактике приоритетной и экономически выгодной для врачей первичного звена. С 1 января 2010 г. мы вернулись к медико-экономической модели, когда поликлиника условно получает все финансовые средства, рассчитываемые по подушевому принципу  по числу прикрепленного населения на обеспечение медицинской помощи, за исключением сверхдорогостоящей (кардиохирургии, онкологии и пр.)  и самостоятельно распоряжается ими, регулируя направления в стационар, на исследования в другие ЛПУ. За запущенные случаи болезни, за осложнения предусмотрены финансовые штрафы, а за хорошую профилактическую работу поликлиника наградит себя сама, получив больше денег за счет сокращения «внешних» расходов на госпитализации.

- Например?

- Это можно объяснить на примере гипертонической болезни. Если врач тщательно подбирает лекарства и вместе с пациентом добивается нормального уровня артериального давления, то это избавляет больного от развития самых частых и тяжелых осложнений гипертонии - инсульта и инфаркта миокарда. Нет инфаркта и инсульта – и не нужны сверхдорогие операции, лекарства, человек продолжает активно работать, растить детей, радоваться успехам внуков. Ключ к долголетию, к свободной от тяжелых болезней жизни, лежит не в огромных современных стационарах, он хранится в скромных кабинетах участковых врачей.

Кроме того, смертность в сельских районах, как у нас в области, так и во всей  стране,  в 1,5- 2 раза превышает смертность в городах. Одна из основных причин – неравный доступ людей, живущих в селе и городе, к быстрой и квалифицированной медицинской помощи. Понятно, что сразу нам не удастся устранить это неравенство, однако ежедневно помнить об этом и настойчиво, шаг за шагом,  улучшать сельскую медицину  -  жизненно важно.

Ни в коем случае нельзя закрывать небольшие центральные районные больницы, хотя им приходится нелегко в условиях страховой медицины.

Несмотря на компактность области, расстояние от небольших ЦРБ, где число коек менее 100 и нет кадровых и технических возможностей для лечения ряда сложных заболеваний,  до крупной оснащенной больницы, колеблется от 30 км  до 100 км. Это означает, что прекращение деятельности маломощных ЦРБ сделает своевременную помощь населению этих районов просто невозможно. Когда случается беда – тяжелый инфаркт миокарда, мозговой инсульт, кровотечение и все то, что угрожает жизни, необходимо в течение 10-15 минут начать оказывать помощь, в том числе с применением самых современных средств реанимации и поддержания жизни. Только тогда есть возможность дождаться приезда реанимобиля из ближайшей крупной больницы или областной санавиации для перевода пациента в соответствующее по уровню оснащения лечебное учреждение.

- Что это означает на практике?

- Это значит, что больничные койки мы сокращать не должны – их и так осталось на селе крайне мало – 20 на 10000 населения, что значительно ниже нормы. Другой вопрос, что на этих койках нужно лечить не амбулаторных больных, а тех, кто действительно нуждается в интенсивной терапии. Далее, в небольших ЦРБ надо привести в порядок палаты интенсивной терапии и оснастить их набором самого современного реанимационного оборудования. Областное правительство уже выделило для этого немалые средства. Пока еще в каждой такой больнице есть и анестезиолог-реаниматолог, и хирург, и акушер-гинеколог. Надо сделать все, чтобы эти доктора не уезжали из сел – и это задача, прежде всего, местной администрации. Нормальное жилье, доплаты к зарплате и общеизвестные другие механизмы социальной защиты.

Успешная работа  в этом направлении создаст условия для квалифицированной экстренной помощи по всей области и сможет существенно снизить самые обидные и тяжелые в нашей практики случаи предотвратимой смерти.

Кроме того, мы уже значительно улучшили систему эвакуации тяжелых больных из ЦРБ. С июля прошлого года на территории области введен мониторинг всех таких пациентов, находящихся в палатах интенсивной терапии и отделениях реанимации в 27 ЦРБ и 5 малых городов. Каждое утро мы получаем эти сведения, и совместно принимает решения о переводе пациентов, для лечения которых нет условий на месте, в областные и городские больницы.

Это потребовало изменить систему оплаты части наиболее тяжелых заболеваний – таких, как панкреонекроз, вирусные пневмонии и ряд других мы вывели из системы ОМС и оплачиваем за счет средств областного бюджета. Это привело к быстрому снижению летальности от этих опасных болезней.

Уже в конце 2009 г. областное Правительство и территориальный фонд ОМС нашли немалые средства и оснастили созданные на функциональной основе 9 межмуниципальных центров реанимационным, лабораторным, хирургическим оборудованием, оборудованием для гемодиализа. Часть оборудования была безвозмездно передана в больницы сел и малых городов из областной больницы.

Эти межмуниципальные центры включают в себя и перинатальные. До 2007 года в области был один перинатальный центр – на базе СОКБ им. М.И. Калинина. За последние годы   были открыты перинатальные центры в Тольятти и Чапаевске. Скоро такие центры откроются в Отрадном и Похвистнево. Эффективность налицо: в Самарской области показатели младенческой и материнской смертности в два раза ниже, чем в среднем по России.

- Какие услуги оказываются в межмуниципальных центрах?

- В них уже оказывается и будет совершенствоваться специализированная хирургическая, травматологическая, неврологическая, кардиологическая, гинекологическая, акушерская и целый ряд других видов помощи на современном уровне.

- Что бы Вы хотели пожелать коллегам накануне Дня медицинского работника?

- Несмотря на все трудности нашей жизни, я желаю Вам, дорогие коллеги, оставаться счастливыми в нашей профессии, ведь мы можем подарить человеку самое ценное, что есть на Земле – жизнь и здоровье, можем отвратить смерть. В этом и состоит наше призвание, в этом и состоит сама наша жизнь.

Кристина Касабова