В редакционную коллегию входит Илья Егоров,известный в России и СНГ терапевт и кардиоревматолог, доктор медицинских наук, профессор ИППК, постоянный эксперт программы «О самом главном»

Архив выпусков



На пути к эффективным расходам

15.04

medikДиректор Территориального фонда обязательного медицинского страхования Виктор Мокшин - человек, долгое время проработавший в ревизионных органах, как никто другой понимает: чтобы навести порядок в отрасли, нужно прежде всего «достучаться» до каждого руководителя на местах.

- Виктор Николаевич, с января все муниципальные медучреждения перешли в подчинение области. Какие изменения в связи с этим почувствуют врачи и пациенты?

- Думаю, первое, о чем стоит сказать, это то, что муниципальное здравоохранение стало независимым от политических факторов. Раньше районные больницы были зависимы в своей деятельности от отношений, которые выстраивались в отдельной территории. Я неоднократно сталкивался с тем, что главврач сельской больницы был занят только пожеланиями руководства района, устраивал их в клинические лечебные учреждения, не обращая внимания на то, что в его больнице вообще лечиться невозможно. Технологии, порядок, способы оказания помощи были второстепенны. Теперь же они станут основными, как, собственно, это и должно быть.

- Какие приоритеты сейчас обозначают руководители регионального здравоохранения?

- Политика в отрасли выстраивается таким образом, чтобы развивать те службы, которые ближе и нужнее населению: скорую помощь и амбулаторно-поликлиническое звено. Даже в своем послании депутатам губдумы губернатор Самарской области Николай Меркушкин говорил о том, что упор должен быть на первичном этапе оказания услуги, нужно «схватить болезнь в зародыше». С поликлиниками у нас беда – многие из них не располагают узкими специалистами, врач может принимать лишь раз в неделю, записаться на прием практически невозможно, в итоге вместо ранней диагностики – хроническое заболевание. Пациент отправляется в стационар, а содержание койки там обходится гораздо дороже, чем амбулаторный прием.

Скорая в этом году впервые вошла в систему ОМС. И, должен признать, этот вид помощи у нас, особенно в крупных городах, очень далек от того, чтобы удовлетворить потребность в ней. Многое в оснащении, содержании станций, оплате труда персонала было упущено. В результате у населения возникло недоверие к отрасли из-за ее состояния. Каждый вызов бригады стал проблемой – «приедут - не приедут», многие пожилые люди переживают, что к ним машину не отправят из-за возраста. Да и сами врачи перестали доверять власти, они считают, что лучше уже не будет. Наша задача – наладить взаимодействие, восстановить доверие, сделать все, чтобы жители области получили качественную услугу.

- Какие способы реализации этой задачи вы видите?

- Что касается поликлиник, то региональный минздрав сейчас занимается разработкой постановления правительства, определяющего перечень узких специалистов, которых нам не хватает и для которых будут введены специальные доплаты. В прошлом году подобные надбавки составляли 8 тыс. рублей для врачей и 5 тыс. для медсестер, их предлагается увеличить. Средства на выплаты будут передаваться медучреждениям по заявке, сумма определяется количеством медиков этой специальности в поликлинике. Перечень в зависимости от актуальной ситуации будет меняться. Такие меры уже хорошо себя зарекомендовали - за прошлые годы таким образом мы приостановили отток из амбулаторного звена. Сами лечебные учреждения заинтересованы в том, чтобы укомплектоваться кадрами. Дело в том, что если в поликлинике нет узких специалистов, она вынуждена отправлять пациента в другие, соответственно, деньги уходят за ним.

После передачи скорой помощи в систему ОМС, нам пришлось всерьез задуматься над схемой ее финансирования. Федеральный центр предлагал оплачивать по нормативу каждый вызов – 1435 рублей за пациента. Но этот вариант не подошел – у нас сложная ситуация с экипажами скорой, обеспеченность кадрами едва ли не в два раза ниже нормы, врач просто не в состоянии обслужить достаточное количество вызовов, и такой вариант приведет к коллапсу – на полученные средства никакое развитие окажется невозможным. Поэтому был выбран смешанный способ оплаты – по подушевому принципу, с учетом числа обслуживания вызовов. Деньги выдаются станции на начальном этапе в соответствии с количеством прикрепленного застрахованного населения. В таком случае у скорой появляется возможность формировать экономику своей организации с той целью, чтобы привлечь специалистов и водителей, содержать транспорт. Удастся сохранить и повысить доплаты сотрудников службы, а значит, привлечь персонал.

- О каких суммах идет речь?

- В 2013 году на нужды скорой из фонда ОМС мы планируем потратить 1,1 млрд рублей. Сейчас областной минздрав подал заявку на выделение службе еще 200 млн рублей. Эти средства предназначены на содержание и деятельность скорой, а вот обновление автопарка будет происходить за счет региональной целевой программы. В ближайшее время на городские станции поступят 90 машин, 29 из них придут в Самару.

- Фонд ОМС может «спросить» с руководства скорой за потраченные средства?

- Да, у нас есть функции по контролю качества услуг, разработаны критерии, по которым мы будем его оценивать. В случае неудовлетворительной работы, конечно, можем применить санкции – к примеру, не оплатить вызов. Но прежде чем их применить, обязательно будем разбираться в причинах – возможно, на вызов выехал фельдшер, так как на станции не было врача, и т.п. Мы дадим людям время создать условия для нормальной работы. Здесь много нюансов. Взять хотя бы ситуацию с водителями. Сейчас по статусу они все водители санитарного автомобиля, и значит, не имеют права пользования сиреной и маяком, получают более низкую заработную плату. Чтобы присвоить им статус водителя скорой, нужно выполнить определенные требования, и мы займемся этим вопросом. Люди должны работать в комфортных условиях.

Но хотелось бы отметить, что результатом нашего контроля может быть не только наказание. У нас есть так называемый нормированный страховой запас – деньги, предназначенные для ликвидации непредвиденных ситуаций. Нам его разрешили использовать на премирование. Поэтому передовикам мы вполне можем выписать солидные прибавки к зарплате в конце года.

- Много говорилось об организации в регионе службы неотложной помощи, которая должна разгрузить скорую…

- Я ознакомился с работой «неотложки» в Саранске. Там по статистике в часы работы поликлиник на 40% уменьшается число вызовов скорой. И напряжение населения, опасения по поводу недоступности помощи удается снизить. Поэтому нет сомнений в том, что это очень нужное начинание. Но пока в Самаре оно реализовано буквально в 1-2 поликлиниках. Понимаете, издать приказ и заставить главврачей развернуть службу мало. Нужно стимулировать их экономическими мерами. Мы уже сообщили, что оплачивать оказание неотложной помощи будем по повышенному тарифу. Ждем заявок от медучреждений – по ним и будем выделять средства.

- Не «потеряются» ли при таком крене в сторону первичного звена проблемы стационаров?

- Стационарная помощь – это больной вопрос для населения, особенно в сельской местности. У нас такой менталитет - принято считать, что «настоящее» лечение можно получить, только если лечь в больницу, поэтому многие туда стремятся. Но проблема в том, что реально качественную помощь во многих сельских больницах оказать не могут, а средства уходят огромные. В областные медучреждения отправить пациента не всегда удобно, поэтому были созданы межмуниципальные центры, в которых можно пролечиться, не уезжая далеко от дома. Они оснащены как ведущие лечебные учреждения губернии, есть специалисты всех профилей.

Те койки, которые высвобождаются в сельских больницах, ни в коем случае не будут закрыты. Их перепрофилируют. Если они были терапевтическими, хирургическими, родовыми, а в больнице нет специалистов соответствующего профиля, то они станут койками сестринского ухода и будут финансироваться из бюджета. Это койка социального характера – здесь будут находиться больные, проходящие курс реабилитации после тяжелого заболевания, операции, в том числе после областных медучреждений. Помимо этого, нет необходимости «заниматься» пациентом непосредственно в крупнейших больницах. В регионе уже введена телемедицина, со всеми территориями можно поговорить в режиме видеоконференции, дать рекомендации по снимкам и т.п. Это – один из шагов на пути оптимизации расходов. По подсчетам специалистов, около 30% средств у нас в отрасли используются неэффективно. Необходимо кардинально менять ситуацию, и, мне кажется, мы уже пришли к пониманию, каким образом это сделать.